rss Twitter Добавить виджет на Яндекс
Реклама:
     
 
 
 
     
     
 
 
 
     
     
 

Цифровая экономика: погрязнуть в противоречиях

Переход к цифровой экономике ставит перед государством и обществом новые вопросы, связанные с защитой информации, как уверены эксперты-участники ПМЭФ. Данные, с которыми будут работать или уже работают новые цифровые предприятия необходимо защищать от пиратов и злоумышленников, как и изобретения, и программное обеспечение, которое становится одним из основных средств производства. Однако это далеко не единственный вопрос, который волнует специалистов. В частности, беспокойство вызывает и «проблема красной кнопки», о которой широкой публике давно известно из фантастических фильмов.

Фантастические фильмы обычно пугают зрителей не столько тем, что машины восстанут, сколько тем, что выключить их не получится. Это как раз и есть та «проблема красной кнопки», о которой вспомнили участники дискуссии, посвященной инновационному развитию и защите интеллектуальной собственности в цифровой экономике.

Илья Никифоров, управляющий партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», заметил, что отсутствие такой кнопки или ограниченный доступ к ней вызывает тревогу. Он сказал, что мы активно акцептуем сервисы, которые делают нашу жизнь удобнее и комфортнее, но забываем о «проблеме красной кнопки». ИТ-системы невозможно отключить в том жизненном и бизнес-укладе, который сейчас существует, тогда как индивида можно отключить, лишив его возможности функционировать. Сегодня эта красная кнопка находится в руках у правительств – мы это наблюдали частично в период введения международных санкций. А теперь она может появиться и у умной машины.

Г-н Никифоров напомнил, что совсем недавно, в рамках петербургского юридического форума слышались мнения, что персональные данные должны быть закрыты только от другого человека, а от другой машины тайн быть не должно. «Мне кажется, что это неправильно», - оценил спикер.

Парадоксально, но в том, что парикмахеры продолжат работать, тогда как даже юристов заменят машины, уверены многие. Ведь к своей прическе подпустить робота страшно, а к правоприменительной практике и личным данным – нет. Люди даже готовы признавать штрафы и приговоры, вынесенные искусственным интеллектом. Однако спикер уверен, что, если вопрос касается свободы гражданина, все-таки надо рассматривать искусственный интеллект как источник повышенной опасности. 

Искендер Нурбеков, заместитель директора по правовым вопросам и инициативам Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), указал еще на одну существенную проблему, с которой придется столкнуться в эпоху цифровой экономики. Речь о размытии концепции поставок ПО as is («как есть»). Программное обеспечение всегда поставлялось с «дырками», для починки которых выпускались патчи-заплатки. Это стандартная практика, с которой все знакомы.

Однако сейчас придется перестраиваться. Так, весомый удар по этом концепции нанесли беспилотные автомобили. Здесь складывается практика, согласно которой ошибок в коде быть не должно. Их наличие признается производственным дефектом и приведет к отзыву автомобилей с рынка. Это вполне объяснимо: если в софте произойдет какой-либо сбой, могут погибнуть люди. С одной стороны, это может привести к повышению качества ПО и безопасности пользователей, но одновременно означает и появление новых барьеров для входа на рынок. 

Марина Карелина, заведующая отделом интеллектуальной собственности ФГБО УВО «Российский государственный университет правосудия», заметила, что интеллект становится все более значимым, а поэтому меняются условия, необходимые для защиты технологий и общества. И если мы не научимся эффективно защищать граждан и ИТ-бизнес, мы прогрязнем в противоречиях. По ее словам, мы сконцентрированы на совершенствовании норм, но не знаем, следует ли за этим процессом эффективность правоприменения, работают ли эти нормы. Именно этому надо уделять больше внимания.

На этом же заострил внимание и Борис Нуралиев, директор компании 1С. Цифровая индустрия – одна из самых быстро развивающихся отраслей, а цифровое пиратство в ней – вторая проблема после кадровой. Борьба с пиратством несколько лет назад была усилена. Программа развивалась очень быстро, оказалась эффективной, благодаря чему уровень пиратства к 2013 году снизился до 62% с 98%. Это позволило отечественной индустрии разработки ПО окрепнуть.

Однако потом ситуация стала постепенно ухудшаться. Правоохранительные органы стали обращать меньше внимание на подобные дела, «отсечка» цены программы, за кражу которой назначается реальное наказание, повысилась, и что делать с этим – непонятно. Т.е. как и раньше, надо писать методички, разговаривать с правоохранителями и судами, обучать – методика в целом понятна и не изменилась, но будет ли это эффективно работать в новых условиях – вопрос. Хотя все же некоторые меры до сих пор продолжают действовать эффективно: огромные шаги сделаны по борьбе с массовым пиратством в Интернете – сайты закрываются быстро и четко, пояснил г-н Нуралиев. Но объемы пиратства продолжают расти. Среди депутатов были даже предложения не считать преступлением воровство предпринимателем софта для компании – ведь польза для бизнеса от этого есть. Тогда возникает вопрос: если предприниматель ворует бензин для развития бизнеса, за это тоже можно не наказывать? Это абсурд, так что все же с пиратством надо продолжить бороться.

Сдерживать развитие технологий в России может и несовершенство патентной системы. Есть опасение, что патентные институты не готовы воспринять всю сложность тех технологий, которые есть сейчас. Однако Григорий Ивлиев, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента), убежден, что это не так: Роспатент следит за трендами, перенимает успешные и эффективные практики. Один из трендов – перевод патентов в электронный вид.

Однако удручает специалистов тот факт, что Россия отстает по числу патентных заявок. В других странах рост числа заявок колоссален. Так, в Китае вышли на уровень 400 тыс. заявок за год, тогда как в России – лишь 60 тыс. за год. При этом количество российских заявителей за последний год не увеличилось. Чтобы переломить этот тренд, надо нацеливаться на результативность НИОКР, на увеличение инвестиций в эту область и повышение эффективности.

Позитивным является тот факт, что на 21% выросло количество заявок по товарным знакам – такого роста еще не было. Это означает, что рынок откликается, самоорганизуясь. В цифровой экономике Роспатент должен предоставить доступ к базам наибольшему количеству пользователей. Для этого в Роспатенте согласовали программу информатизации с Минсвязи и готовы ее реализовывать. Реформирование платформы приведет к обеспечению иного качества работы, другого видения изобретателями мировой патентной картины мира.

Также г-н Ивлиев заметил, что организация готова защитить даже 3D-печать, а также свободный оборот цифровых форм. Сканирование и 3D-печать уже достаточно распространены, Россия патентует много изобретений в 3D. Более того, 3D Роспатентом предложено выделить в отдельный объект интеллектуальной собственности, чтобы выстраивать необходимую защиту на всех этапах. Инициатива позволит создать базу моделей и программ, которая будет доступна широкому кругу лиц, благодаря этому можно обеспечить приоритеты и права изобретателей, дать толчок аддитивным технологиям в нашей стране.

Сауле Тлевлесова, президент Евразийского патентного ведомства (ЕАПВ) Евразийской патентной организации (ЕАПО), согласилась с тем, что патентные ведомства успевают за технологиями. Она подчеркнула, что экспертиза проводится людьми и машины их заменить не смогут, так что и полной автоматизации ждать не стоит.  

Владимир Васильев, ректор ФГАО УВО «Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики», заметил, что сейчас самый важный параметр – это скорость вывода изобретения на рынок. Именно с этим связана инициатива университета ИТМО, Минобра и ряда других организаций. В ее рамках планируется на основе блокчейн-подобной технологии создать площадку, которая позволит сократить время между изобретением и выводом на рынок. Уже проработан определенные документы для создания организации, так что ждать запуска осталось недолго.  

Игорь Дроздов, председатель правления Фонда «Сколково», уверен, что в будущем искусственный интеллект все-таки сможет сократить срок экспертизы. Кроме того, будут появляться биржи, с помощью которых объекты интеллектуальной собственности будут оборачиваться, приобретаться. Но чтобы создавать такие продукты необходимо иметь доступ к соответствующим данным, а это пока не решенный вопрос.

Сейчас, исходя из текущей практики, собственником данных является тот, кто их собрал. Он и может решать, кому их давать, а кому нет. Сейчас надо определиться, считаем ли мы такую монополию справедливой или нужно предоставлять недискриминационный способ сбора данных. Одно дело, когда компания сама оцифровывает информацию, а другое – когда данные предоставляет сам пользователь – так происходит, например, в соцсетях. Является ли собственник соцсети владельцем этих данных? Ответа нет. Также имеет значение ответ на вопрос, где находится граница между персональными данными и анонимизированными данными. Также стоит прописать, нужно ли кому-то в принципе предоставлять доступ к персональным данным. Этот пласт вопросов надо решать в ближайшее время, по той причине, что у нас нет сложившегося рынка оборота интеллектуальной собственности. Это задача остро стоит на повестке дня ближайших трех лет.

Алексей Одиноков, член правления Национальной ассоциации трансфера технологий; руководитель департамента по управлению интеллектуальной собственностью компании «Иннопрактика», пояснил, что Россия в области цифровой экономики имеет уникальные компетенции и в этом ее преимущество. Многие проекты, которые были сделаны еще в прошлом веке, позволили нам накопить уникальный опыт. ПО сейчас активно развивается, есть прорыв. Студенты ИТМО из года в год занимают первые места на чемпионатах по программированию. Экспорт ПО растет и скоро, возможно, обгонит вооружение. Но при этом важно закреплять за собой права. Надо использовать все доступные инструменты, а Роспатент должен стать лидером в области цифровизации и разработки методологических вопросов, связанных с охраной ПО. Однако одна организация не сможет сама решить эту задачу, так что надо объединить силы всех игроков ЦЭ – и университетов, и промышленных компаний, и юристов, и инвесторов.

Автор: Алена Журавлева (info@mskit.ru)

Рубрики: Интернет, Интеграция, Маркетинг, ПО, Регулирование, Финансы

наверх
 
 
     
Оставить комментарий
Имя:
E-mail:
Комментарий (не более 2000 знаков):



ИЛИ
     
 

NNIT.RU: последние новости Нижнего Новгорода и Поволжья

23.06.2017 Аграрии ставят на Big Data

22.06.2017 IT-стартапы развиваются быстрее

19.06.2017 Опоздали на 30 лет или черная дыра в архивном деле

19.06.2017 ТВ: теряя доверие

15.06.2017 Хайтек-зазеркалье: на пути в поле зрения

MSKIT.RU: последние новости Москвы и Центра

ITSZ.RU: последние новости Петербурга